Исторические факты

История евреев Кракова

В конце 2004 года Еврейская Община Кракова отмечала свой юбилей. Старейший документ, подтверждающий, что Община существовала, датируется 1304 годом (хотя еврейская община начала обосновываться в том месте задолго до того времени). Первоначально, тем не менее, евреи Кракова не жили в Kazimierz, а проживали в пределах бастионов Кракова: улица, которая сегодня носит название улицы св. Анны (Świętej-Anny), основной центр университетского квартала, в Средневековье называлась Judengasse. Еврейские семьи жили в многоквартирных домах, расположенных сейчас в пределах квартала, который сейчас называется Collegium Maius. Следует иметь в виду, что в Раннее («Мрачное») Средневековье, в Кракове не существовало отдельного Еврейского квартала, и христиане соседствовали с иудеями. Также представляет интерес и название одной улицы Кракова, удаленной от центра, но имеющий университетский характер: Kawiory – название, которое, по-видимому, происходит из иврита и указывает на возможность того, что на этом месте, много лет назад, находилось еврейское кладбище.

Существует легенда, согласно которой в 1335 году, Король Казимир Великий основал город Kazimierz для своей возлюбленной-еврейки Esther из Opoczno. Тем не менее, тот правитель воздвиг город для христиан, помня о тех неприятностях, которые возникли у его отца с жителями соседнего Кракова. Еврейская община, должно быть, проживала там с самого начала, поскольку источники рассказывают нам о еврейских воротах, купальне и рынке. Большинство евреев поселилось там, тем не менее, после 1495 года. Король Jan Olbracht тогда по принуждению христиан изгнал евреев из Кракова, поскольку их обвинили в том, что именно они подожгли город, в результате чего была разрушена университетская церковь. Будучи изгнанными, они поселились в северном квартале Kazimierz; как писал Michał Miechowita, летописец тех времен: «около стены, вблизи церкви Св. Лаврентия, где Казимир Второй, Польский Король, построил небольшую обитель для колледжа и читальни» (NB: нет явных свидетельств того, что действительно предполагалось, что на этом месте должен был быть воздвигнут университет). Kazimierz, в котором жили как евреи, так и христиане, оставался отдельным независимым городом до 1800 года.

Вскоре после этого в Kazimierz стали часто наведываться евреи из европейских стран. Многие из них были ашкенази, хотя и сефарды также встречались среди иммигрирующих групп (включая тех, кто был изгнан из Испании в 1492 году).

В центре Oppidum Iudaeorum расположилась (Широкая) улица Szeroka. На юге она заканчивается Старой Синагогой, одной из семи синагог в Kazimierz, и старейшей из синагог в Польше, которая дожила до настоящих дней. Скорее всего, она была построена в 15-ом веке, а ее двухнефная форма говорит нам о том, откуда евреи приезжали в Краков: подобные синагоги строились в то время в Worms или Ratisbone. Синагогу Kazimierz  перестраивали или реконструировали несколько раз, в том числе, итальянским архитектором Matteo Gucci после пожара 1557 года или в 1904 году архитектором Zygmunt Hendel. В 1936 году в Кракове был основан первый еврейский музей, в котором хранились, в числе прочего, ткань и серебряная утварь из синагоги. В 1939 году синагога была превращена нацистами в хранилища и слесарный склад. Оккупанты разграбили ее, унося решетки, двери, коробки для денег, балюстрады, и, в первую очередь, необыкновенно красивую биму (алмемар), созданную в готическом стиле в эпоху Возрождения. Позднее, в 1951 году, в свою очередь, было предложено превратить здание в Музей Истории и Культуры Евреев. В 1958 году Mosaic Denomination Congregation передала Старую Синагогу в пользование Историческому Музею Города Кракова; в 1961 году в Музее открылась выставка иудаизма.

Вторая синагога, построенная в Kazimierz, датируется тем временем, когда еврейский город, под патронатом государства Jagellon, процветал. Синагога Remu (1558) обязана своим существованием Isserleso ben Joseph, внуку Моисея Auerbach, который был эмигрантом из Ratisbone и выступал в качестве королевского банкира. Иссерлес построил синагогу с согласия Короля Сигизмунда II Августа для своего сына Moисея Иссерлеса, которого уменьшительно ласкательно звали Remu (умер в 1572 году), который выступал в качестве Раввина г. Кракова. Этот прославленный эксперт, специализирующийся на Maimonides и Аристотеле, сторонник так называемой практической Каббалы, написал несколько теологических и философских трудов и приобрел наибольшую известность благодаря своему комментарию под названием Mappa (на иврите «Скатерть»). Паломники ходят на его могилу до сих пор, а похоронен он на старом еврейском кладбище, недалеко от синагоги. На могиле Моисея Иссерлеса выгравирована следующая надпись на иврите: «Ни один более великий Моисей еще не был рожден с времен Моисея и до времен Моисея». Не совсем понятно, с кем именно сравнивается здесь Remu: с тем ли Моисеем, который изгнал евреев из Египта, или возможно, с Maimonides. На кладбище упокоились некоторые выдающиеся жители еврейского города Kazimierz, достаточно назвать хотя бы некоторых из них: Mordechai Saba, которого звали «Певец» (умер в 1576 году), предводитель yeshivah Кракова, грамматист, проповедник, и Кабалист; Eliezer Ashkenazi (умер в 1585 году), целитель; Isaac Prostitz (умер в 1613 году), издатель книг на иврите; или Isaac Yakubovich, которого называли ‘Ayzik’ или ‘Yekeles’ (умер в 1653 году), финансист, купец, и Старейшина Еврейской Общины Кракова.

Еще одна синагога г. Kazimierz связана с именем последнего – ее называют Синагогой Ayzik (или Исаака). Раввин Yekeles получил согласие Короля Владислава IV Ваза на ее строительство; тем не менее, протест Lateran Canons, управляющих соседней Церковью Тела Христова, замедлил осуществление проекта на несколько лет, таким образом, в конечном счете, строительство было завершено к 1644 году. Говорят, что именно эта синагога была в свое время самой богатой в Kazimierz. К сожалению, она была дважды разграблена: в первый раз, шведскими захватчиками во время «Потопа», а затем немцами во время Второй Мировой Войны. Когда работы по реставрации памятника завершились в начале 1990-х годов, был создана организация, которая должна была охранять синагогу, а также всячески способствовать возрождению интереса к истории евреев Кракова. Также имеет место интересная легенда, связанная с Синагогой Ayzik. Раввину Yekeles каждую ночь снился один и тот же сон, в котором он видел сокровище, спрятанное под Карловым Мостом в Праге. Так, еврей из Кракова отправился туда пешком и начал ночью искать сокровище. Один из жителей Праги спросил его в этот момент, что он там делает. Ayzik рассказал ему свой сон, на что еврей из Праги рассмеялся и рассказал жителю Кракова свою историю, которая он тоже видел во сне каждую ночь: сон был также о сокровище, спрятанном в печи в еврейском доме, находящемся в Kazimierz. Тем не менее, житель Праги не потерял по этому поводу голову, а спокойно остался у себя дома. Мудрый Исаак немедленно вернулся в Краков, в свой родной дом, в котором, в своей печи, он, в конечном счете, и нашел сокровище, на которое он затем построил синагогу.

Совершенно другая история связана с другой синагогой г. Kazimierz, носящей имя Tempel, что довольно нетипично для еврейской традиции. Она была построена благодаря усилиям Ассоциации «Религия-и-Цивилизация» (Religious-and-Civilisation Association) в 1860-1862 гг., т.е. в то время когда Kazimierz уже являлся частью Кракова, находясь в пределах его административной границы. В то время Kazimierz уже терял свое значение, что было особенно заметно с 1867 года, когда согласно конституции Австро-Венгрии евреям было предоставлено право свободно решать самим, где они хотят жить. Некоторые из них, более обеспеченные и наилучшим образом ассимилированные, переезжали в более комфортабельные кварталы. Синагога, чья архитектура сочетает в себе элементы нео-Готики, нео-Ренессанса, и мавританского стилей, была местом встреч для местной прогрессивной общины. До войны там можно было встретить Osias Thon (1870-1936), (род. во Львове) - Раввина общины, одного из главных сионистских лидеров Польши и Члена Парламента.

Как и некоторые другие жители Кракова того времени, Thon был похоронен на новом еврейском кладбище на ул. Miodowa. Именно там похоронен Maurycy Gottlieb (1856-1879), художник и студент Jan Matejko, умерший в молодости, и Józef Sare (1850-1929), инженер и Заместитель Лорда-Мэра города Кракова.

Как раз до Второй Мировой Войны, в Кракове жило ненамногим больше 60,000 евреев, насчитывавших четверть населения Кракова. В то время в Кракове, в районе Podgórze, находилось еще два еврейских кладбища. Только одно из надгробий сохранилось – надгробие Jacob Abrahamer, который умер в 1932 году. На территории тех кладбищ должен был быть построен нацистский трудовой лагерь, который затем должен был быть превращен в концентрационный лагерь Płaszów.

Нацистские оккупанты начали репрессии, направленные на самом раннем этапе против евреев Кракова: с 1 декабря 1939 года они должны были носить белую нарукавную повязку с голубой Звездой Давида; тех, кто не носил ее, приговаривали к смерти. Банковские счета евреев были заблокированы; евреев лишили пенсий и других пособий; были выпущены специальные адресные регистрационные карточки; еврейские школы распускались; контакты с нееврейским населением постепенно запрещались (еврейским врачам запрещалось лечить «арийцев», адвокатам запрещалось появляться в судах); и, имели место первые случаи краж. Приказы оккупанты доходили до населения через Judenrat, председателем которого являлся Профессор Marek Bieberstein, который пытался любыми средствами защитить еврейскую общину против усиливающейся репрессии. 12 апреля 1940 года Губернатор Hans Frank заявил: «Город Краков должен быть наиболее очищенным от евреев городом в General-Gouvernement». Началась серия выселений, которая закончилось тем, что 32,000 евреев покинули Краков. Только тем было разрешено остаться, кто получил специальное разрешение. Judenrat пытался подкупить немецких чиновников, в результате чего более 15,000 евреев остались в городе (т.е. больше того количества, которое допускалось оккупантами). 3 марта 1941 года было вынесено решение, согласно которому в Кракове построили гетто (всего на территории Польши располагалось 400 таких гетто, первое было основано на территории General-Gouvernement еще в октябре 1939 года). Гетто было построено на правом берегу Vistula, в Podgórze, одном из наибеднейших кварталов города, отделенном от остальной части города рекой и залежами известняка, и расположенном в непосредственной близости к довоенной промышленной зоне города. Евреи должны были появиться в гетто к 30 марта 1941 года; эта дата означала конец древнего еврейского города Kazimierz. Евреи теперь теснились в маленькой части квартала Podgórze: та территория площадью 20 га насчитывала 320 домов, большинство из них были двухэтажными или напоминали бунгало. Гетто было окружено стеной, по форме напоминавшей matzeva- (т.е. надгробие) (два фрагмента которой дожили до нашего времени: один – на ул. Lwowska и один – на ул. Limanowskiego). Трамвайные пути были проложены через огороженную территорию. Повсеместно можно было лицезреть голод и разные болезни: только в 1941 году всего 596 человек умерло в гетто, соответствующее число в 1942 году составило 750 человек. Движение Сопротивления активно действовало в гетто. Была учреждена подпольная организация под названием Sneh, активистом которой был Dolek (Adolf) Liebeskind, позднее ставший одним из лидеров Еврейской Боевой Организации (ŻOB); он был расстрелян в декабре 1942 года. Летом 1942 года краковское отделение ŻOB насчитывало несколько десятков членов. Наиболее известной акцией Организации, в которой также участвовали бойцы из Варшавы, стало нападение на немецкое кафе‘Cyganeria’ на ул. Szpitalna.

13 марта 1942 года первая партия евреев была отправлен из Кракова в Belzec – один из шести лагерей уничтожения, основанных нацистами. Именно там погибла большая часть евреев из Кракова (наряду с несколькими сотнями жителей Рима). Прибывающих людей приветствовал еврейский оркестр из Кракова, игравший немецкие марши. Вначале заключенных убивали инсектицидным газом, используемом для борьбы со вшами.

Начиная с 3 июня, управление краковским гетто перешло к Гестапо. Вскоре, через несколько дней началась «Июньская Акция», когда 7000 человек было эвакуировано в Belzec, а несколько сотен было убито месте. Гетто, в котором все еще оставалось 12000 жителей, медленно, но верно, исчезало. Подобная акция повторилась 28 октября 1942 года: на здании по адресу ул. Rękawka 30, в котором в то время размещалась вирусологическая больница, до сих пор можно видеть следы от пуль, поскольку именно там расстреливали больных и немощных. Людьми, которые лично отвечали за убийства в краковском гетто, были, среди прочих: Richard Wendler, Окружной Губернатор Кракова, и Julian Schörner, Окружной Начальник СС и Полиции Кракова.

6 декабря 1943 года территория «окруженного квартала» была разделена на два отсека: «А» - для тех, кто был способен работать, и «В» - для тех, кто не был способен работать, пожилых и больных людей. Те, кто работал, были вскоре переведены в лагерь Płaszów, который в то время только строился (его предводителем был Amon Goeth). 13 марта немецкая полиция при поддержке украинских военных сил вошла в гетто. Мужчин разлучили с их женами, детей с их матерями. Целая груда образовалась из более чем ста младенцев, завернутых в подушки – все они были расстреляны. На Площади Zgoda («Согласие»), место пыток евреев из Кракова, около 2,000 евреев было тогда убито. Tadeusz Pankiewicz, упоминавшаяся позднее как одна из Праведниц Народов Мира, в то время владевшая единственной аптекой в гетто ‘Pod Orłem’ («Орел»), расположенной по адресу: пл. Zgody 18 (сейчас там находится небольшой музей в память об уничтожении евреев из Кракова), была очевидцем Холокоста.

Шесть тысяч евреев были сосланы в Płaszów. Оттуда дорога могла привести их только в Биркенау или Треблинку. Последняя партия была отправлена в Освенцим (Аушвитц) 15 января 1945 года – т.е. за два дня до прихода Красной Армии.

Десять процентов еврейских жителей довоенного Кракова пережило войну. Значительная часть из них смогла найти убежище благодаря Оскару Шиндлеру. Некоторые из тех выживших погибли в результате погрома, который случился в Kazimierz в августе 1945 года. В Польше, к тому времени уже прокоммунистической, память о еврейском прошлом Кракова стала общественным табу.

Тем не менее, она вернулась после 1989 года, о чем свидетельствует проводимый ежегодно Фестиваль Еврейской Культуры, созданный Janusz Makuch, а также благодаря мероприятиям, проводимым такими учреждениями, как Центр Еврейской Культуры Kazimierz, Организацией Judaica. Хотя еврейская община сегодняшнего Кракова насчитывает 150 человек, сейчас уже можно говорить о возрождении еврейской жизни там: символичным является тот факт, что рабочая группа, возглавляемая Раввином Sacha Pečaric и г-жой Евой Гордон уже несколько лет занимаются переводом Торы на польский язык – первого такого издания в послевоенной Польше.

НЕКОТОРЫЕ ПИСАТЕЛИ О ДОВОЕННОМ KAZIMIERZ:

Rafael F. Scharf :

Вы пересекаете улицы Grodzka и  Stradom, где расположен кинотеатр «Варшава», который является памятным местом как место проведения политических собраний: Włodzimierz Zhabotynski выступал там со своей речью, вслед за приговором по делу Арлозороффа в Палестине. Вы пересечете ул. Dietla, эту широкую магистраль, идущую от Grzegórzki вверх до Vistula, и это Вы попадете прямо в центр того, что раньше являлось еврейским (кварталом) Kazimierz. Там располагался ресторан Thorn; многоквартирный дом Süsser тоже был расположен там – дом, который может служить моделью для поэмы Gomulicki, в котором «на балконных галереях сушилось постельное белье, неприятный запах жарившейся рыбы доносился из кухни, а в углу там две акации умирали от чахотки». На заднем дворе того дома толпы людей собирались для проведения митингов в знак протеста (используя для этого любой предлог). Не было никаких микрофонов, так что ораторы кричали изо всех сил, надрывая свои легкие, стоя на крыльце, выступая против ограничений эмиграции в Палестину; затем, против Закона Пристора, направленного на отмену ритуальных убийств, и, против погрома в Przytyk…

Просто погрузитесь в этот лабиринт маленьких улочек, аллей и закоулок, носящих имена из Старого Завета: Jacob, Joseph, Isaac, Esther. И здесь, на («Широкой») улице располагался раньше рынок подержанных товаров, который можно назвать «матерью всех толкучек». И здесь снова мы видим и известную синагогу Remu, названную так в честь великого раввина Кракова и ученого человека, которого звали Моисей Иссерлес, и великую ‘Alterschul’- Старую Синагогу.

На пересечении улиц Brzozowa и Podbrzezie (никакого запаха от деревьев, но вместо него можно насладиться ароматом от свежевыпеченных хлебов, выпеченных в пекарне г-на Beigel) была расположена школа: Начальная Школа и Еврейская Средняя Школа (такое у нее полное название). Несколько лет назад мне посчастливилось обнаружить ряд памятных досок, на польском и иврите, созданных для того, чтобы напомнить проходящим мимо о том, что когда-то на этом месте было что-то еврейское.

Это было образовательное учреждение, в котором преподавали светскую программу, преподаваемую в то время в государственных начальных (или средних) школах. Кроме того, предоставлялась возможность учить иудейские предметы – включая изучение Библии, истории литературы на иврите. Студенты съезжались в школу из отдаленных мест, таких как Dębniki, Prądnik, Krowodrza, или даже из Wieliczka. Плата за обучение была довольно низкой, большинство студентов пользовалось скидками или даже освобождались от платы, и никого, кто приходил с пустыми руками, не прогоняли. Ученики, которые годами проходили через школьные ворота, питали к школе нежную любовь. Это был оазис, где можно было найти выход для своей энергии, или даже научиться чему-нибудь, испытывая иллюзии